Последствия мировой экономики после окончания пандемии


Последствия мировой экономики после окончания пандемии


Сегодня уже очевидно, что мир ожидают серьезные экономические потрясения. Существует несколько сценариев развития событий, причем некоторые из них являются относительно оптимистичными, но есть и такие, по которым всю мировую экономику ждет полный крах. В любом случае, правительствам придется сделать весьма непростой выбор.


По словам главного экономиста газеты Financial Times,


«это самый большой кризис, с которым мир столкнулся за все десятилетия после Второй мировой войны и крупнейшая экономическая катастрофа со времен Великой депрессии тридцатых годов прошлого века».

Обвал цен на рынке нефти недвусмысленно указывает на то, что вся мировая экономика сейчас переживает тяжелое время, и вероятность ее восстановления в ближайшем будущем крайне мала. Спрос на нефть представляет собой хороший индикатор экономической активности. Во всем мире его падение составляет в среднем около 30 процентов.
На днях Международный валютный фонд опубликовал доклад, посвященный нынешнему экономическому «шторму». Согласно наиболее оптимистичному сценарию, к концу нынешнего года мировая экономика будет на 6,3 процента меньше по сравнению с прогнозами, сделанными до начала пандемии коронавируса. Однако, уже в следующем году рост будет на 2,6 процента выше, чем ожидалось. По этому сценарию ущерб, нанесенный кризисом, составит около 3 триллиона 400 миллиардов долларов. Это сумма, эквивалентная ВВП всех стран Южной Америки и в полтора раза превышающая совокупный ВВП Африки. На первый взгляд сумма представляется астрономической, но она составляет лишь одну седьмую часть, или даже менее, от того капитала, который, по оценкам аналитиков, будет упрятан в офшорных зонах.

В случае, если меры жесткой изоляции в некоторых странах мира продлятся дольше, чем до июня, а также в случае новой волны ограничений в 2021 году, по оценкам экспертов МВФ, ущерб может составить вдвое больше, то есть 8 процентов глобального ВВП или 6 триллионов 800 миллиардов долларов. Согласно менее благоприятному, но более реалистичному сценарию, объем государственных расходов в богатых странах увеличится на 10 процентных пунктов по отношению к ВВП, а государственный долг возрастет на 20 процентных пунктов. Разумеется, все это при условии, что система вообще выдержит потрясения и не рухнет.

В другом докладе МВФ предостерегает:


«Нынешний кризис представляет собой весьма серьезную угрозу стабильности мировой финансовой системы. После вспышки эпидемии Covid-19, финансовое положение начало ухудшаться с беспрецедентной скоростью, обнажив некоторые «трещины», слабые места глобальных финансовых рынков».

Глобальный объем задолженности на сегодняшний день составляет рекордную величину – 253 триллиона долларов, что эквивалентно 322 процентам мирового ВВП. По мнению многих аналитиков, с точки зрения теории, эти цифры означают бомбу замедленного действия. Но что еще больше беспокоит экспертов сегодня – это особо рискованные сегменты кредитного рынка. Речь идет о так называемых мусорных облигациях, кредитах, выданных погрязшим в долгах компаниям, и индивидуальном кредитовании в частном секторе.






После глобального финансового кризиса 2008 года центральные банки развитых стран закачали в финансовые рынки огромное количество ликвидности в рамках так называемых «количественных смягчений», или мер денежного стимулирования (QE). Наряду с беспрецедентно низкими процентными ставками, это привело к возникновению огромного финансового пузыря и созданию множества зомби-компаний и зомби-банков (используемое СМИ обозначение компании, которая нуждается в постоянных финансовых вливаниях для того, чтобы продолжать деятельность, прим. mixednes)

По мнению аналитиков МВФ, общий объем этих мусорных кредитов возрос до невиданного прежде уровня – 9 триллионов долларов. Если в результате пандемии Covid-19, вдобавок к уже упомянутому триллионному ущербу, начнется обвал на финансовом рынке, кризис 2008 года покажется легким испугом по сравнению с предстоящими событиями. МВФ вполне обоснованно утверждает, что «этот кризис не похож ни на один из прежних».

Итак, имеются три основных сценария: оптимистичный (который фактически сводится к масштабной депрессии), менее оптимистичный, и полномасштабная катастрофа. Впрочем, в каждом из этих сценариев для того, чтобы остановить кризис и запустить восстановление мировой экономики потребуется огромная сумма денег.
Ключевой вопрос заключается в том, где взять эти деньги. Иными словами, кто будет платить по счету? Сразу следует сказать, что выбор невелик. Точнее, есть всего два потенциальных источника средств: работающее население и сверхкрупные состояния. Использование первого из них приведет к беспрецедентному массовому обнищанию со всеми возможными политическими последствиями и погрузит мировую экономику в еще более жестокий кризис из-за дальнейшего снижения покупательной способности населения.

Помощник главного редактора Financial Times, финансовый аналитик Рана Форухар сфокусировала свое внимание на этом вопросе:


«Если мы хотим, чтобы капиталистическая система и либеральная демократия пережили Covid-19, мы не можем себе позволить повторение ошибочной тактики «переноса ущерба на плечи всего общества и дальнейшего обогащения малочисленной элиты», которая применялась десятилетие назад».

Другими словами, пандемия коронавируса потрясла основы сложившегося баланса сил. Финансовые и экономические элиты вынуждены уйти в оборону. Экономическая модель, где прибыли отдается приоритет перед благосостоянием и здоровьем народа, больше не является жизнеспособной и устойчивой.

Наступило время для фундаментальных социальных преобразований на благо большинства людей, которое держит на плаву все наше общество в условиях коронавирусного кризиса. Введение особого налога на борьбу с последствиями пандемии, разумеется, будет необходимым, но это лишь начало. Потребуется нечто намного более масштабное. В любом случае, нас всех ждут захватывающие времена.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: