Реальный финал России/Russia's Real Endgame

Реальный финал России/Russia's Real Endgame


Российский лидер Владимир Путин никогда не отводил глаз от мяча. Его амбиции не являются глобальной гегемонией или европейским завоеванием. Путин ищет то, чего всегда добивалась Россия: региональную гегемонию и набор буферных государств в Восточной Европе и Центральной Азии, которые могут добавить России стратегической глубины.

В Сирии у России есть теплый порт Тартус-что важно, когда большинство российских портов связаны льдом в течение нескольких месяцев в году. Именно стратегическая глубина-способность терпеть массовые вторжения и все еще выживать из - за способности отступить на основную позицию и растянуть вражеские линии снабжения - позволила России победить как Наполеона, так и Гитлера. 

Понимание Путина не намного сложнее, чем это.

В XXI веке Российская Сфера влияния не достигается завоеванием или подчинением в Старом Имперском или коммунистическом стиле. Это достигается благодаря тесным финансовым связям, прямым иностранным инвестициям, зонам свободной торговли, договорам, альянсам безопасности и сети ассоциаций, которые напоминают более ранние версии ЕС

Российское военное вмешательство в Крыму и на востоке Украины лучше всего понимать не как российскую инициативу, а как российскую реакцию. Это был ответ на попытки США и Великобритании напасть на Россию, агрессивно и преждевременно настаивая на членстве Украины в НАТО. Это было сделано путем свержения союзника Путина в Киеве в начале 2014 года.

Это не оправдывает действия России, а лишь ставит их в надлежащий контекст. Время, чтобы впустить Украину в НАТО было в 1999, но никак не в 2014.

Российско-Украинская ситуация с подмножеством более широких российско-американских отношений. Здесь оппозиция исходит не только от внутренних оппонентов, но и от глобалистской элиты.

Глобализация возникла в 1990-х годах как следствие окончания "холодной войны" и воссоединения Германии. Впервые с 1914 года Россия, Китай и их соответствующие империи могли присоединиться к США, Западной Европе и их бывшим колониям в Латинской Америке и Африке на едином мировом рынке.

Глобализация опирается на открытые границы, свободную торговлю, телекоммуникации, глобальные Финансы, расширенные цепочки поставок, дешевую рабочую силу и свободу морей. Глобализация, как она существовала с 1990 по 2007 годы, достигла устойчивого прогресса при дуополии власти Буша-Клинтона в США и лидерах-единомышленниках в других странах. Врагом глобализации является национализм, но национализма нигде не видно.

Финансовый кризис 2007-2008 годов, вызванный собственной жадностью элит и неспособностью понять статистические свойства риска, положил конец легким выгодам от глобализации.

Как это ни парадоксально, несмотря на финансовые катаклизмы, глобализация в краткосрочной перспективе набрала обороты. Те же элиты, которые создали катастрофу, получили возможность "исправить" ситуацию под эгидой саммита лидеров "двадцатки". Это глобальное спасение началось с первого саммита G20, организованного Джорджем Бушем и Николя Саркози, тогдашним президентом Франции, в ноябре 2008 года.

Несмотря на финансовую помощь и легкие деньги Центрального банка в течение десятилетия после кризиса, устойчивый самоподдерживающийся рост в соответствии с докризисными тенденциями так и не вернулся. Вместо этого мир пережил десятилетнюю депрессию (определяемую как депрессивный рост ниже тренда), которая продолжается по сей день.

То, что все таки выросло, было захвачено богатыми, что привело к наибольшему неравенству доходов, наблюдаемому в течение 80 лет.

Недовольство было ощутимым среди среднего класса и рабочего класса в крупнейших развитых странах мира. Это недовольство вылилось в политические действия. Результатом стало решение Великобритании выйти из ЕС, избрание Дональда Трампа, и рост таких политиков, как Геерт Вилдерс в Нидерландах и Марин Ле Пен во Франции, помимо прочих.

Объединяет этих политиков и политические движения национализм. Это можно определить как стремление поставить национальные интересы выше глобализации. Национализм может означать закрытие границ, ограничение свободной торговли, чтобы помочь местной занятости, борьба против дешевой рабочей силы и демпинга с помощью тарифов и помощи в корректировке торговли, а также отказ от многосторонних торговых сделок в пользу двусторонних переговоров.

Это подводит нас к сути российско-американских отношений.



Проще говоря, Путин и Трамп-два самых сильных националиста в мире. Любое сближение России и США является экзистенциальной угрозой глобалистской повестке дня.

Этим объясняются саркастические, истерические и беспощадные нападки на Трампа и Путина.

Глобалисты должны держать Трампа и Путина разделенными, чтобы иметь любую надежду на возрождение глобалистской повестки дня.

Подобно тому, как Трамп и Путин являются чемпионами национализма, президент Китая Си Цзиньпин и канцлер Германии Ангела Меркель стали чемпионами лагеря глобалистов.

Понимание этой динамики требует рассмотрения парадоксальных ролей Си и Меркель.

Си позиционирует себя как ведущего сторонника глобализации. 

Правда гораздо сложнее.

Президент Си является самым националистическим из всех основных лидеров. Он постоянно ставит долгосрочные интересы Китая на первое место, не уделяя особого внимания благополучию остального мира.

Но относительная военная и экономическая слабость Китая, а также потенциальная социальная нестабильность требуют от него сотрудничества с остальным миром в области торговли, изменения климата и логистики цепочки поставок. Си находится в парадоксальном положении, будучи националистом до глубины души, но с глобалистским лоском преследует националистическую длинную игру.

Канцлер Германии Ангела Меркель также находится в парадоксальной позиции-но противоположной роли Си. Меркель знает, что из-за своего уникального исторического бремени, являясь источником трех крупных войн (Франко-прусской, Первой Мировой Войны и Второй Мировой войны), так и из-за необходимости немецкой интеграции с ЕС и Еврозоной, Германия должна принять глобализм 

В то же время Меркель продвигает свою глобалистскую повестку дня, продвигая немецкие интересы через экспорт и дешевую иностранную рабочую силу.

Для глобалистов мир распадается на Манихейскую борьбу между националистами Трампом и Путиным и глобалистами Си и Меркель. Глобалисты могут играть в двустороннюю игру националистов против глобалистов, но им нужно расширить объектив, чтобы увидеть, что мир сегодня действительно является трехсторонней игрой.

Сегодня в мире действительно только три сверхдержавы-Россия, Китай и США. Все остальные страны являются второстепенными или третичными державами, которые могут быть объединены со сверхдержавой, нейтральными или независимыми, но у которых иначе нет возможности навязать свою волю другим.

Некоторые аналитики могут быть удивлены, увидев Россию в списке сверхдержав, но факты неоспоримы. Россия-двенадцатая по величине экономика в мире, имеет самую большую территорию, входит в тройку крупнейших производителей энергоносителей в мире, обладает богатыми природными ресурсами, кроме нефти, имеет передовые вооружения и космические технологии, образованную рабочую силу и, конечно же, самый большой Арсенал ядерного оружия в мире.

У России огромные проблемы, включая неблагоприятную демографию, ограниченный доступ к океанам, суровую погоду и ограниченную плодородную почву. Тем не менее, ни одна из этих проблем не отрицает сильные стороны России.

Несмотря на перспективу улучшения отношений, Путин остается геополитическим шахматистом, которым он всегда и был.

Его долгая игра включает в себя накопление золота, развитие альтернативных платежных систем и окончательную гибель доллара как доминирующей мировой резервной валюты.

©Джим Рикардс

Реальный финал России/Russia's Real Endgame

Джеймс Рикардс-редактор Strategic Intelligence, адвокат, экономист и банкир с 35-летним опытом работы на рынках капитала на Уолл-Стрит. Являлся главным переговорщиком по спасению долгосрочного управления капиталом (LTCM) Федеральной резервной системой США в 1998 году. Среди его клиентов-институциональные инвесторы и государственные директораты. Его работы регулярно освещаются в газете "файнэншл Таймс", "Ивнинг Стандард", Нью-Йорк Таймс, Телеграф, и "Вашингтон пост", часый гость Би-би-си, РТЭ(ирландского Национального радио), CNN,  CSPAN, телеканал CNBC, Bloomberg, Fox, Уолл-Стрит Джорнал и прочая. Также участвовал в качестве советника по рынкам капитала в разведывательном сообществе США и в офисе министра обороны в Пентагоне. 

[b]

Предлагаем, тем кто ещё не ..., подписаться на наш журнал "Стёб"©, давайте досмотрим это представление театра абсурда вместе ...)
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: