Правдивая история сериала «Нулевой пациент»: Тайна вспышки ВИЧ в СССР, которую тщательно скрывали


Правдивая история сериала «Нулевой пациент»: Тайна вспышки ВИЧ в СССР, которую тщательно скрывали

С каждым днем эмоции насчет пандемии нашего времени угасают. Оправившись от одной волны, россияне оглядываются назад и вспоминают, сколько всего удалось пережить на последние годы. Ведь до злосчастного ковида Россия сталкивалась с не менее страшными вызовами. К примеру, первой эпидемией ВИЧ. В 80-х годах было все настолько страшно для общественности, что дело о первой массовой вспышке ВИЧ-инфекции в СССР вовсе засекретили.

Реальная история сериала “Нулевой пациент”. Тайна вспышки ВИЧ в СССР, которую скрывали


В 1988 году в столице Калмыцкой АССР Элисте была зафиксирована первая в Советском Союзе массовая вспышка ВИЧ-инфекции: вирус выявили более чем у 70 детей и нескольких взрослых. Незадолго до этого все они проходили лечение в местной больнице. Об этой трагедии уже снято несколько документальных фильмов, но художественное видение ЧП зритель пока не видел.

Как ни старались замять страшное происшествие, весть о массовой вспышке облетела всю страну – и стране стало страшно. К тому же возмутился. Впоследствии маленькие пациенты Элисты, жертвы этой эпидемии, злобно вымещали весь страх перед смертельной болезнью. Невинных детей называли «скороходами» и сторонились их, разговаривая, как с прокаженными. Многим жертвам ошибки пришлось сменить место жительства, чтобы избавиться от травли. Поначалу трагедию национального масштаба старались не замечать и скрывать, но свидетели событий в Калмыкии поделились своими воспоминаниями с создателями сериала.


Что случилось с маленькими пациентами Элисты


В 1988 году в Калмыцкой АССР развернулась настоящая драма – один за другим едва родившиеся младенцы стали умирать прямо на операционных столах. Кошмарные предположения оказались реальностью: СПИД убивает людей. Несмотря на то, что ЧП пытались остановить, оно загадочным образом распространилось по больным и их родственникам — в результате заразились 75 детей и 4 женщины. Впоследствии инфекция распространилась в граничащих с Калмыкией регионах — в Ростовской и Волгоградской областях и Ставропольском крае. К середине 1989 года общее количество зараженных превысило 270 человек. По версии Минздрава, виновниками эпидемии были элистинские медики, использовавшие нестерильные шприцы. Однако дело о массовом заражении так и не было расследовано — в 2011 году его закрыли. Но кто стал нулевым пациентом и как вообще могло такое произойти?

Это громкое дело рассматривали, помимо представителей Минздрава РСФСР, в состав комиссии, работавшей в начале 1989-го в Элисте, вошли сотрудники эпидемиологической службы и занимавший тогда должность замначальника Главного управления карантинных инфекций Минздрава СССР Геннадий Онищенко. Эксперты сошлись во мнении, что возбудитель инфекции передавался парентеральным (инъекционным) путем. Вскоре комиссия Минздрава обнародовала результаты расследования: из-за халатности медицинского персонала, который использовал нестерильные медицинские инструменты, в том числе шприцы и катетеры, ВИЧ-инфекцией в Калмыкии были заражены в общей сложности 75 детей — от младенцев до подростков — и четыре женщины.

Вадим Покровский, сын главного эпидемиолога СССР Валентина Покровского и руководитель Центра по борьбе со СПИДом, рассказал, что ему удалось обнаружить нулевого пациента — человека, от которого в Калмыкии распространился вирус иммунодефицита. По словам ученого, это был мужчина — военный, который заразился половым путем, находясь в командировке в Африке.

«Он вернулся к себе на родину в Элисту, женился. Жена, видимо, не сразу заразилась. И их первый ребенок, слава богу, оказался не заражен», — рассказывал Покровский.

К моменту рождения второго ребенка супруга военного уже стала носителем инфекции, передавшейся и младенцу. В мае 1988 года ребенок был госпитализирован в педиатрическую больницу, где умер еще до того, как врачи смогли поставить ему диагноз. Через несколько месяцев в той же больнице скончался еще один ребенок.

«Распространенность вируса иммунодефицита человека была тогда небольшая, и эпидемиологи предположили, что эти два случая не стали простым совпадением. Однако никак нельзя было понять, что их связывало. Выяснили только, что женщина и ребенок за несколько месяцев до этого одновременно лежали в больнице», — вспоминал академик Валентин Покровский.

Эта зацепка, по его словам, и позволила проследить цепочку заражений.






Медики обследовали детей, прошедших через стационар больницы, и нашли еще несколько ВИЧ-позитивных пациентов. «Так стало ясно, что инфекция передавалась через шприцы, которые не обработали должным образом. Не было стерилизации, если честно. Тогда обнаружить вспышку помог случай. Не найдись в одном городе сразу двух случаев ВИЧ-инфекции и не приди в голову Вадиму (Покровскому, сыну академика ) связать смерть ребенка с заражением женщины, эта вспышка еще долго продолжала бы тлеть, нанося огромный урон», — объяснял академик.

«Представители Республиканской СЭС, проводившие проверку работы детской республиканской больницы в августе 1988 года, выявили в 13% случаев наличие крови на инструментах, используемых в больнице. По свидетельству матерей зараженных детей, персонал использовал одни и те же шприцы, предназначенные для введения одного препарата, например гентамицина, разным детям, меняя в случае инъекций только иглы (в случае введения препарата в катетер подключичной вены этот препарат вводили прямо из того же шприца без иглы)», — отмечает Вадим Покровский в своей монографии.

Очевидцы рассказывали, что перед тем, как сделать укол очередному пациенту, медики просто промывали шприцы в физиологическом растворе или в растворе гепарина.

«По уверению некоторых свидетелей, такой раствор не меняли даже тогда, когда он приобретал красный цвет от попавшей туда крови», — отмечалось в исследовании.

Академик Покровский говорил, что вспышка ВИЧ в Элисте стоила ему приятельских отношений с занимавшим в те годы должность министра здравоохранения СССР Анатолием Потаповым:

«Ему не хотелось признавать, что детей заразили в больнице. Местные придумывали то какую-то баранью болезнь, то еще что-то. Только через несколько лет он заметил в разговоре: «Ну не мог я как министр тогда поступить по-другому». И я его понимаю».

Согласно данным, опубликованным в «Казанском медицинском журнале», с декабря 1989-го по 1999 год в Калмыкии под наблюдением находились 62 ребенка с диагнозом ВИЧ. Все они были инфицированы, когда находились в стационаре. При этом, отмечают авторы исследования, в течение первых девяти лет умерли 24 ребенка. Вирусом заразились 12 детей в возрасте до года, средняя продолжительность жизни инфицированных младенцев составила пять лет.

Что говорят врачи на этот счет


Собственное расследование обстоятельств заражения в больнице проводили и местные врачи: по их данным, инфицированными оказались дети, которые находились либо в реанимации, либо в отделении патологии. Большинство из них получали от пяти до десяти инъекций иммуноглобулина в день. По словам медиков, во всех случаях использовался препарат из одной и той же партии.

«После того, как выявили инфекцию, один из педиатров предложил исследовать иммуноглобулин. Пробирки с препаратом отправили в Москву. Через неделю пришел результат — в препарате крови обнаружена ВИЧ-инфекция», — рассказывал заведующий отделением хирургии республиканской детской больницы Борис Сангаджиев.

По городу поползли слухи, что люди в военной форме изымают из аптек, больниц и поликлиник Элисты ту самую «зараженную» партию иммуноглобулина.

По факту массового заражения ВИЧ генпрокуратура РСФСР возбудила уголовное дело, своих должностей лишились министр здравоохранения Калмыкии, его заместители, а также, по некоторым данным, главврач детской больницы Элисты.

«Высшая медицинская комиссия изъяла все документы, все истории болезней детей. Анализы отправили на экспертизу в ростовский Институт акушерства и педиатрии. И все материалы по этому делу пропали. Никаких окончательных заключений мы не увидели. Результаты экспертиз отправили в столицу», — рассказывала «Московскому комсомольцу» главный врач Республиканского центра профилактики и борьбы со СПИДом в Элисте Дина Санджиева.

По словам элистинского судмедэксперта и писателя Игоря Гринькова, комиссия Минздрава РСФСР приехала из Москвы «уже с приговором»:

«Перед ними не стояло проблемы разобраться в случившемся. Сработали настолько быстро, что версии наших врачей остались неуслышанными».

<!--

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: