Как балканские ветра перемен повлияют на климат отношений с Россией?


Как балканские ветра перемен повлияют на климат отношений с Россией?

Как балканские ветра перемен повлияют на климат отношений с Россией?

Нынешний январь стал богатым на события для стран Балканского полуострова. 17 января состоится визит Владимира Путина в Сербию. А несколькими днями раньше, 11 числа, историческое решение принял парламент Македонии. Он утвердил соглашение с Грецией о переименовании государства в Северную Македонию и о соответствующих поправках в Конституцию страны. 

 

Ровно два года назад, в январе 2017-го, сербский президент Александр Вучич гостил в Брюсселе. Он пообщался с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом. Видимо, беседа была продуктивной: вскоре за околицей Белграда уже гремели «бои местного значения» — американо-сербские учения. 

 

Вучич очень старается быть дипломатичным и толерантным, сохраняя деловые отношения и с Западом, и с Россией. В нынешних геополитических условиях это весьма непросто, но ему это пока удается, хоть и с натяжкой. 

 

Правительство Сербии официально заявляет, что в НАТО не стремится, хочет сохранить военный и политический нейтралитет. А маневры — это так, жест доброй воли. И с Кремлем оно пытается сохранить тесные партнерские отношения. Насколько эта задача выполнима, станет ясно в ближайшее время. Во всяком случае, сербская оппозиция, как и критики власти в любой стране, пытается расшатать ситуацию и внушить согражданам мысль о растущей «российской угрозе».

 

Впрочем, у Сербии хватает и внутренних проблем. В «европейский рай» ее не пускают грехи, связанные с самоидентификацией Косово и сопутствующими проблемами. Так что в ближайшее время тесная евроинтеграция вряд ли достижима. 






 

НАТО, вопреки давнему обещанию российскому руководству, все ближе к нашим границам. И все шире заполняет территорию Европы. 

 

В 2009 году состав Североатлантического альянса пополнился Хорватией и Албанией. В июне 2017-го у блока появился 29-й член, им стала Черногория. Сейчас вполне предсказуемо двери организации распахнутся для обновленной Македонии. К своему новому названию республика шла непросто, у переименования было немало противников внутри страны. 

 

Напомним: после распада Югославии эта часть страны обрела независимость именно под названием Македония. Но так же именуется и одна из греческих провинций. Греция считает это название своим и давно оспаривает право северного соседа на это имя. Данные разногласия являлись бюрократическим препятствием для вступления республики в ЕС и НАТО. 

 

Осенью 2018 года в Македонии прошел референдум, где на голосование был поставлен вопрос о переименовании страны. Подавляющее большинство отдали голоса за это решение. Проблема состояла в том. Что на избирательные участки пришло менее 40 процентов граждан, имеющих право голоса. А значит, по сути, референдум не состоялся. С другой стороны. Его результаты имеют лишь рекомендательный характер. 

 

Несколько раз правительство республики пыталось принять соответствующее решение. Получилось с третьей попытки: 11 января сего года переименование в Северную Македонию было узаконено. 

 

Ряд политиков, в особенности, оппозиционных, сразу заявили, что этот шаг стал капитуляцией Скопье. В частности, такой позиции придерживается Никола Груевский. Это бывший премьер-министр Македонии, вынужденный бежать в Венгрию. 

 

Российские политики предупреждают руководство Македонии о вероятных последствиях вступления в НАТО. Так, посол Российской Федерации в Македонии Олег Щербак уверен, что в таком случае на территории страны появятся представители военных НАТО, скорее всего, организуется новая база. А что дальше? «Кто может дать гарантию, что, если завтра, не дай бог, НАТО нападет на мою страну, македонских солдат не заставят участвовать в этой авантюре?» — задается вопросом дипломат. 

 

При этом российские власти всегда заверяли: вмешиваться в дела суверенного государства они никогда не будут, право выбора остается за македонцами. 

 

Любовь Миронова, специально для Planet Today

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: