Олег Романько: «Теперь для России главное – не опорочить идею присоединения Крыма»


Шесть месяцев назад российским руководством по итогам референдума в Крыму было принято решение о принятии полуострова в состав России. В беседе с известным крымским историком, доктором исторических наук Олегом Романько «Свободная трибуна» взглянула на недавнее прошлое Крыма и узнала некоторые важные стороны настоящего.
Олег Романько: «Теперь для России главное – не опорочить идею присоединения Крыма»

«Свободная трибуна»: Олег Валентинович, изменились ли как-то за эти полгода жители Крыма? Все-таки они теперь россияне.

Олег Романько: За эти полгода я был, кроме Симферополя, где живу, еще в Евпатории и немного в Ялте, и не могу сказать, что люди как-то изменились. Конечно, в марте в связи с референдумом у них были энтузиазм, оптимизм, потом всего этого поубавилось, но это вполне объяснимо – все съедают будни. А в будни люди сталкиваются с вопросами, которые нужно постоянно решать, – в основном в Крыму это трудности бытового характера. К примеру, проблемы у людей с банковской системой – Украина ее разрушила, и изначально людям, чтобы заплатить за ту же квартиру, приходилось выстаивать многочасовые очереди на почте. Эти очереди, кстати, до сих пор остались, но почта, надо отметить, работает очень хорошо. Проблемы были и с пресной водой, потому что Украина перекрывала ее подачу, но эти проблемы коснулись в основном сельского хозяйства – для питья и бытовых нужд воды хватает.

Наверное, простых людей, как и в любом регионе России, волнуют цены на товары и услуги? Или российские пенсии и зарплаты настолько радуют крымчан, что пока повода волноваться нет?

Конечно, бюджетники и пенсионеры от присоединения выиграли. К примеру, моя преподавательская зарплата в вузе выросла в пересчете на украинские гривны в два с половиной раза, а в скором времени, как говорят, она будет превосходить прошлый мой «гривенный» заработок уже в три раза. Да, выросли и цены, но по моей зарплате этого практически не видно – я как мог себе позволить купить что нравится, так и сейчас позволяю это себе. Но, конечно, для кого-то рост цен ощутим. Безусловно, выросли пенсии, а пенсии военным стали очень большими. Определенные финансовые трудности есть в первую очередь у бизнесменов – они сталкиваются с перерегистрацией своего дела, со сложностью в оплате налогов из-за отсутствия тех же банков. Но постепенно банки в Крым заходят – их если не много, то достаточно: на моей улице, к примеру, один и тот же банк располагается на двух ее сторонах! (Смеется). Большинство крупных российских банков пока в Крым не заходит по простой причине – боятся санкций.

Как обстоят дела с работой? Российский Крым не породил ощутимую безработицу?

Безработица коснулась в основном тех, кто работал в украинских банках. Но ситуация выправляется – этих людей берут на работу уже российские банки.

В Крыму 14 сентября уже по российским законам состоялись выборы в республиканский парламент. 70 процентов «Единой России»— это доверие Путину?

Конечно, пусть я и не политолог, чтобы утверждать это.

Было ли в выборах в Крыму что-то особенное?

Выборы российские резко отличались от украинских – не было этой волны компроматов, не было грязи, а главное – не было напряженности. Люди воспринимали эти выборы спокойно, хотя кое-где и снимали кандидатов, и пытались что-то разоблачительное про них дать. Но, как говорят политологи, в Крыму ожидалась все-таки высокая явка – где-то процентов 70 или столько людей, сколько пришло на референдум (более 80 процентов – ред.), а в итоге проголосовало только 53 процента. Референдум и выборы это все-таки разные вещи – на референдуме решалась судьба Крыма, а здесь просто меняли украинскую власть. Хотя некоторые говорили, что не надо было торопиться с выборами в парламент, но я полагаю, что это было правильно – если люди поменяли гражданство, принадлежность Крыма, то значит, надо и власть и менять – избиралась-то она по украинским законам. Да, конечно, многие из той власти перекочевали в эту власть, но это уже другой вопрос. 53 процента явки – это, кстати, еще и результат того, что еще и не закончился курортный сезон, а некоторые люди были на дачах. Думаю, что большинство крымчан все-таки посчитали, что они выполнили свой долг еще в марте на референдуме и наверное решили: «А зачем еще голосовать, если и так все понятно?» (Смеется).

Янукович – серый и бездарный политик, а голосовали крымчане за него просто потому, что не было альтернативы

Крым всегда уважал Путина, но при украинской власти всегда горячо поддерживал Януковича. Как пережили крымчане его бегство из Киева и как они сейчас относятся к Януковичу?

После того, как сменилась в Киеве власть, в Крыму у всех было гнетущее настроение и никто Януковича не жалел. Тем более, что он в очередной раз всех нас «слил» - первый раз в 2004-м, второй раз в 2007-м, ну а третий раз оказался для него фатальным. А ведь многие в Крыму верили Януковичу, думали, что он их защитит и не доведет ситуацию до такого состояния, что его попросту вышвырнут из страны. Но после того, как в Крыму развернулись серьезные события, все о нем здесь забыли. На мой взгляд, Янукович уже никому не нужен и неинтересен, и в политику он больше не вернется. Кто он? Он, что — яркий оратор? Янукович – серый и бездарный политик, а голосовали крымчане за него просто потому, что не было альтернативы.

Украинские и западные политики и СМИ называют мартовские события в Крыму аннексией и оккупацией. Как вы к этому относитесь?

Да, в Киеве говорят то «аннексия», то «оккупация». Но давайте посмотрим на термины. Аннексия – это присоединение территории грубой силой, без учета мнения населения, а оккупация – это временный режим, когда иностранное государство вводит в ту или иную страну свои войска, не меняя юрисдикции территории, и подразумевается, что эти войска через некоторое время выйдут оттуда и на территории установится спокойная обстановка. В случае с Крымом не подходит ни то, ни другое. Если бы Россия с Украиной была в состоянии войны и ввела бы сюда войска, а местные органы остались бы украинскими, то это была бы оккупация, а аннексия была бы, если было бы все грубо – если бы Россия ставила своих комиссаров и т.д. Но в Крыму прошел референдум – и пусть по процедурным моментам все прошло довольно быстро, в отличие от тех же Великобритании и Шотландии, которые шли к подобным референдумам десятилетия, это все равно было свободное волеизъявление народа. И могу сказать, когда мы с другом ходили по нескольким избирательным участкам, там никакие вооруженные люди не стояли, и никто силой людей на референдум не сгонял – кто говорит обратное, тот несет бред. Никакой аннексии с оккупацией не было – Крым воссоединился с Россией.

Да, и в России, и здесь, в Крыму, есть люди, которые считают, тем не менее, по-другому, но бог им судья. Да, можно упереться в буквы закона, но давайте хотя бы вспомним, как все было с независимостью Косово.

Как относитесь к утверждениям о том, что на участки пришла треть жителей Крыма?

Тридцать процентов – это вранье в чистом виде. В референдуме участвовало не менее 80 процентов.

А что скажете тем, кто говорит, что присоединение Крыма – это результат не столько референдума, сколько результат появления российских военных – «вежливых людей» в здании Верховного Совета Крыма в конце февраля?

Началось все не с этого. Это была уже вторая, если не третья стадия событий . Началось все в Киеве в ноябре 2013 года: Майдан, затем свержение все-таки законного Януковича…

…Отмена закона о языках…

Совершенно верно! Потом же были митинги – русский и татарский у стен Верховного Совета. Поэтому все началось не с захвата Верховного Совета. Появление вооруженных людей в здании парламента это уже следствие.

Один блогер предположил, что по присоединению Крыма не может быть претензий, поскольку когда незаконно приходит новая власть в Киеве, то все законы вообще перестают работать.

Такую версию можно допускать, если учитывать, что новые власти в Киеве говорили, что в стране произошла революция. Но случилось то, что случилось. Кстати, насколько мне известно, в 1954 году Крым отдали Украине в нарушение даже советских законов. Тем не менее, крымчане выразили свою позицию. Да, из-за Перекопа раздаются мнения, что если на недавние выборы пришло 53 процента крымчан, то они, мол прозрели, но я бы задал вопрос: «А почему их гораздо меньше ходило на украинские выборы?».

Крымские татары думали, что после событий в Киеве, у них все в кармане, что у них победа

Насколько серьезной была угроза межнационального конфликта между русскими и крымскими татарами?

Конфликт назревал, и здесь могло бы быть все гораздо жестче, чем на Донбассе. Крымские татары думали, что после событий в Киеве, у них все в кармане, что у них победа. Ситуацию облегчило то, что в Крыму славянского населения подавляющее большинство и то, что российские войска, то есть Черноморский флот, стоят непосредственно на территории Крыма - это остужало горячие головы. Кроме того, произошла этническая мобилизация русских, а вернее, русскоязычных людей – они, наконец, показали, что они являются определенной силой.

Может, татар успокоили делегации из России – в частности из нашей республики?

Конечно, мусульманские священники вели соответствующую игру – обещали многое – вплоть до 20-процентной квоты татарам в органах власти. Но в отношении Меджлиса у них ничего не получилось. Почему? Потому что Меджлис это все-таки враждебная России организация, экстремистская организация – об этом в Крыму знали все, но Киев ее выкармливал как цепного пса против русского большинства. Как можно было их успокоить с помощью каких-то чиновников из Татарстана, я не знаю.

Что вообще хочет Меджлис? Ведь российская власть не закрывает никаких культурных центров татар, не мешает их образованию и бизнесу.

Трудно сказать, что они хотят – верхушку-то их выгнали из Крыма, и они – и Джемилев, и Чубаров – в основном выступают с гневными посланиями. В самом Меджлисе сейчас небольшой раскол, потому что три члена меджлиса пошли на сотрудничество с российской властью – не знаю, что послужило причиной: бизнес или еще что-то, но большинство членов Меджлиса, к сожалению остались верными линии Джемилева – Чубарова (лидеры крымских татар считают, что Крым должен принадлежать Украине – С.К). А, стало быть, российские силовики продолжат ими заниматься и правильно сделают, потому что иметь дело надо с конструктивными татарскими организациями, а их в Крыму, между прочим, большинство – просто во время украинской власти они не имели влияния и на них не обращали внимания, а Меджлису этого было достаточно. Думаю, что из Меджлиса большинство перетечет именно в эти организации, хотя какие-то экстремистские вещи с их стороны не исключены.

Почему уважаемый многими татарами их лидер Мустафа Джемилев выступает просто с подстрекательскими речами? Накануне 18 мая – дня памяти жертв депортации крымских татар он откровенно начал говорить, что возможны беспорядки, крупные волнения, пусть даже митинг памяти жертв и перенесли с площади на кладбище. Для национального лидера это очень провокативно и неумно. Вы согласны?

Джемилев – старый провокатор, и будет гнуть угодную не только ему линию. Но понимаете, он может говорить все, что угодно – весной он говорил, что Путина могут быстро свергнуть, что Крым вернется в Украину менее чем через год: просто русофобия так застеклила Джемилеву глаза, что он потерял уже адекватность.

Украина если и что-то давала, то не крымским татарам, а верхушке Меджлиса

А что дала крымским татарам Украина, что некоторые из их лидеров так рьяно стоят за украинский Крым?

Ничего. Абсолютно ничего. Какие проблемы были у татар, такие и остались. Даже в крымско-татарских телевизионных ток-шоу видно, как оппоненты Меджлиса спрашивают: «За что я должен благодарить Украину?», а им в ответ несется голословие, оскорбления, а конкретно ничего не сказано. Украина если и что-то давала, то не крымским татарам, а верхушке Меджлиса – к примеру, деньги, какую-то власть на полуострове, но это же совсем другое. Меджлис привык выдавать свое мнение за мнение крымских татар, но как показывают события, среди татар есть много разных организаций, а стало быть, чем скорее будет нарушена монополия Меджлиса, тем лучше для России.

А крымскотатарское телевидение не «заражено» Меджлисом?

Конечно, нет. Хотя там иногда и говорятся русофобские вещи. Но до «крымской весны» русофобия была во всех передачах канала! Да, вопросов непростых в Крыму много, но главное — никакой дискриминации по национальному признаку здесь нет. Вот некоторые татары говорят, что государственными языками являются русский, украинский, крымскотатарский, но обучение двум последним языкам возможно только по желанию. А как иначе?






Известный журналист из «Московского комсомольца» Айдер Муждабаев из-за недавних обысков в Меджлисе написал, что татары подвергаются гонениям. Преувеличил?

Это не просто преувеличение, а намеренное преувеличение – крымских татар здесь никто не травит. Да, были обыски – связано это с тем, что газете Меджлиса выносили предупреждения за экстремизм, но руководители не вняли предупреждениям, и поэтому туда пришли с обыском. Но проблема еще и в том, что Меджлис незаконная организация, она нигде не зарегистрирована – они говорят, что они не политическая организация, а представительный орган. Это просто информационный повод, не более.

А как обстоит дело с украинским населением Крыма? Насколько ему комфортно в российском Крыму?

Большинство украинцев здесь русскоязычные, но никто даже нерусскоязычных украинцев в Крыму не дискриминирует. Да, украинский язык потерял ту позицию, которую он имел в Крыму, но это лишнее доказательство того, как изменяется ситуация, когда дают право выбора. Дали людям право выбирать учиться на русском языке, и конечно же, украинский язык сошел на нет – во многим из-за того, что он здесь насаждался искусственно, под давлением государства. Кроме того, раньше Украина действовала еще и непродуманно.

Была, к примеру, в Симферополе украинская гимназия – ее построили еще при Кучме: там были прекрасные условия – питание, материальная база, бассейн, ученики шли туда, а власти хвалились: «Все любят украинский язык!». Так почему же в других школах не создавали подобные условия для этого языка? Но самое интересное другое – после «крымской весны» эту школу никто не собирался трогать, но родители учеников стали сами просить перевести обучение в школе на русский язык.

Бандеровская пропаганда в Крыму просто запрещена

Испугались закрытия?

Нет. Просто этот язык уже не нужен в Крыму. Вернее, по Конституции-то он нужен, но он не нужен ни в быту, ни в образовании – ну кто в Крыму теперь будет учиться на украинском? Это же смешно. Поэтому никакой дискриминации и здесь нет.

Если кто-то и скажет, что в Крыму есть какие-то проявления, похожие на дискриминацию, так это не дискриминация, а борьба властей с бандеровскими проявлениями у некоторых организаций и «диванных» украинских партий: все-таки национализм — это позапрошловековая идеология, враждебная идеология, пещерная идеология и зачем она здесь нужна? В общем, бандеровская пропаганда в Крыму просто запрещена – нет ни книг, ни газет подобного рода. Если это националистическая идеология, то ее надо запрещать, и какая же это дискриминация украинцев?

Власти говорят: если вы занимаетесь украинской культурой, пожалуйста – создавайте в тех же школах кружки, а политикой заниматься там не надо. Ведь раньше доходило до того, что директор той самой «украинской» гимназии во время Майдана собирала с учеников деньги на помощь Майдану. А кроме того, со сцены звучали еще и русофобские вещи. Это нормально? Нет. А если люди занимаются культурой, то ради бога.

Как люди в Симферополе теперь воспринимают Украину? Как враждебное государство или, может, как фашистское?

Многие уже поняли, что это просто соседнее и чужое государство, и многие рады этому. Кто-то, конечно, считает Украину враждебной, а если кто-то и сочувствует Украине, то только ее юго-востоку – все-таки у нас здесь есть беженцы оттуда. Большинство все-таки говорит: «Слава Богу, что мы с Украиной теперь никак не связаны!», а некоторые добавляют иногда: «Гори оно все синим пламенем!», то так, конечно, говорить нельзя, ведь происходящее на Украине влияет пока и на нас – все-таки большую часть электричества нам дает Украина. Относятся в общем, по-разному.

А как отнесутся в Крыму человеку с запада Украины?

Смотря, как этот человек будет вести себя. Если он будет демонстрировать какой он весь из себя украинец, будет общаться исключительно на мове, то может и схлопотать: когда народ видит по телевизору ежедневно обстрелы и убийства на Донбассе, он озлобляется. Если же человек с запада не будет лезть со своими поучениями, то его, конечно, никто не тронет.

Хочу в таком случае провести параллель. Россиянин Андрей Макаревич приехал и выступил на Украине – там он вел себя нормально, но на родине подвергся травле. Как оцените болезненную реакцию на музыканта некоторых представителей нашего общества?

Конечно, неприятно узнавать о таких вещах, пусть Макаревич и говорит, что его пригласили выступить перед детьми беженцев. Травить человека, тем не менее, плохо. Понимал ли Макаревич, на что он шел? Уверен, что понимал и ожидал этой реакции. Может быть, хотел вернуть популярность. Просто Макаревич всегда был либералом и травить наверное, его за это глупо, но Андрей должен был видеть, что российский народ очень сильно переживает то, что видит каждый день по телевидению.

А про бизнес в Крыму у Макаревича что-то вам известно?

Да, я слышал о каком-то винодельческом бизнесе Андрея. Но ведь никто не говорил, что этот бизнес забирают – частная собственность в Крыму осталась неприкосновенной. Единственное, что забрала Россия из частного бизнеса, так это крымский бизнес Коломойского – банки и т.д., но тут понятно, за что забрала. У других украинских олигархов российских власти, кстати, ничего не забрали. А с чего забирать России бизнес у Макаревича? Позиция Макаревича исходит из других причин.

Почему в более национальном по составу Крыму украинские события не пролили ни капли крови, а русскоговорящий Донбасс превратился в арену военных действий?

Потому что в Крыму Россия проявила больше решительности. Это во-первых. Во-вторых, все-таки Крым поменьше и покомпактнее, сказался и географический фактор: перекрыть Перекоп и никто нас не захватит! (Смеется). Ну и в третьих, весь депутатский корпус Крыма, в отличие от депутатов Луганска и Донецка поддержали курс на Россию, и какую-никакую, но легитимность создали. Но проблема Донбасса была в том, что его население было дезориентировано: в одной статье недавно я прочитал мнение о том, что если бы Янукович все-таки появился бы в Харькове после отъезда из Киева и заявил бы на съезде регионов Востока что в Киеве случился мятеж, а он законный президент, он бы придал своим сторонникам уверенность. Но поскольку Янукович сбежал и сбежала из Киева верхушка Партии регионов, они показали народу, что они не партия, а непонятно что, и люди на Донбассе растерялись. Сценарий Донбасса мог бы быть и здесь. Ведь Совет министров-то был не крымским, а «донецким», и когда в Крым прилетели представители новых властей Аваков, Наливайченко, Сенченко, все министры бросились с ними договариваться о чем-то. Хорошо, что было сразу понятно, что регионалы по отношению к Крыму начали вести предательскую политику и премьера Могилева отстранили от власти – вполне законным путем, через парламент. А на Донбассе в итоге все вылилось в народное восстание, которое и выдвинуло новых людей. Да, эти люди нигде не фигурировали, у них не было законного статуса, и это, конечно, дало очень весомый повод Киеву напасть на Донбасс и говорить, что там террористы.

Проблем больших не будет, так как промышленности большой здесь не было

Вернемся к крымским делам. Как себя чувствуют крупные предприятия полуострова?

Большой промышленности после развала СССР в Крыму не было. Остались на плаву только те предприятия, которые были связаны с украинскими олигархами. Хорошо себя чувствует оборонная промышленность – и керченским, и севастопольским предприятиям Россия дала очень большие оборонные заказы. Неплохо развивался и развивается титановый завод олигарха Фирташа. Сейчас проблема в том, что Европа наложила запрет на всю продукцию из Крыма, и пройти сертификацию в чужом государстве очень сложно. Но повторюсь – проблем больших не будет, так как промышленности большой здесь не было.

А какова активность российского бизнеса?

Большие российские компании боятся заходить в Крым из-за санкций. Далеко ходить не надо – ту же российскую мобильную связь установить здесь было очень тяжело, и до сих пор большая тройка мобильных операторов сюда заходить не собирается.

И как решилась «мобильная проблема»?

В итоге у нас не МТС-Крым, а МТС Краснодарского края. Просто у МТС есть бизнес на Украине, у «Билайна» тоже. Если брать торговые фирмы, то они очень сильно бояться западных санкций, к тому же для них затруднена логистика: на Керченском проливе огромные очереди и вы наверняка слышали о них. А в целом пусть медленно, но верно российская продукция вытесняет украинскую.

Как оцениваете итоги туристического сезона?

Когда сезон закончится, думаю, отдыхающих по его итогам будет под три миллиона человек. Хорошая ли это цифра? Смотря с чем сравнивать. Если учесть, что в прошлом году было шесть миллионов, то тут можно было бы назвать это провалом, однако есть одно но. Те шесть миллионов были в основном украинскими туристами, и не очень богатыми – многие даже соль в спичечных коробках привозили, а теперь, как говорят люди, связанные с турбизнесом, турист стал качественнее и богаче. Здравницы, кстати, были заполнены вообще на 90 процентов. А проблема доступа через Керченский пролив, конечно же, скоро решится.

Бизнесмены, откровенно говоря, боятся приходить к нам

Будущее Крыма – в туристических инвестициях?

Я тоже так думаю. Лишь бы они были. Пока в туристическом плане многие российские бизнесмены, откровенно говоря, боятся приходить к нам, что объяснимо – у кого-то связи с Западом, да и бизнес на Украине есть у немалого их количества.

Лишь бы злоупотребления и махинаций не начались – с той же землей. Чтобы люди бизнеса понимали, что вести себя в Крыму надо не позоря Россию.

Но вроде пока они ведут себя ответственно. А говоря о своей сфере, отмечу, что приезжают россияне часто – оказывают разную помощь, дают советы, проводят интересные встречи, в Ливадии создали филиал Российского исторического общества.

Хочется думать, что и гражданские лица России из органов власти – это те же вежливые люди. И ответственные.

Вежливые, конечно. Крым сейчас в Москве, как мне говорят, под микроскопом, и местному ворью точно по рукам дают.

Вы согласны, что для России дело чести – иметь присоединенный Крым без пороков российской политической системы: коррупции, взяток и прочего?

Конечно, такую идею ни в коем случае нельзя опорочить, иначе за Россией будет тянуться негативный шлейф.

Крымская молодежь, с которой вы работаете, тянется в материковую Россию или стремиться остаться учиться и жить в Крыму?

Молодежь думает по-разному. В наш медицинский институт в этом году поступило много абитуриентов, в Россию тоже немало молодых уехало, потому что российские вузы предоставили для крымчан немало бюджетных мест по всей стране. А многие студенты из Украины уже хотят остаться в Крыму – они считают, что им уже делать нечего в родной Херсонской области, где, по их словам, нищета, разруха.

Какой была и остается политическая активность молодых?

Никаких открытых недовольств среди студентов по отношению к России не было – ни митингов, ни политических демонстраций. Даже среди татарской молодежи. Конечно, это не говорит о том, что в семьях студентов не ведутся разговоры о политике, но если ведутся, то смею думать, что конструктивные.

Предлагаю закончить прогнозом на ситуацию в Донбассе. С начала сентября там объявлено перемирие. Это просто передышка для обоих сил конфликта или все-таки начало настоящего процесса мирного разрешения противостояния?

Понимаете, на Украине впереди выборы, вполне вероятно, что в Раду по их итогам придут люди войны – «ястребы», и после этого конфликт может возобновиться. Что нужно, чтобы этого не случилось? России нужно укреплять армию «Новороссии» и быть готовой к войне. Почему? Потому что люди, сидящие в Киеве, ни под каким видом не согласятся на отделение этих территорий.

Значит, Порошенко пошел на перемирие, чтобы закрепить свою власть на выборах?

Это одна из причин. Главная причина в том, что украинская армия потерпела сокрушительное поражение, мобилизация сорвалась, денег нет, экономика деградирует, и Порошенко вынужден был пойти на перемирие. А будь лично его воля, Украина и сейчас бы продолжала эту бойню. Наверное, было еще и внешнее давление на Порошенко. Теперь все зависит от выборов в Раду – придут ультранационалисты типа Турчинова, Яценюка и Ляшко, бойня продолжится. И это очень реально – с потерей востока там точно не смирятся.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: